Обитель Кольского крестителя

Мурманская область Достопримечательности

Обитель Кольского крестителя

История Свято-Троицкого Трифонова монастыря — самой северной православной обители в мире — неразрывно связана с историей его создателя и являет миру пример истинной веры и любви.

Много ночей снились Митрофану странные люди, с головы до пят покрытые шкурами животных. Они стояли поодаль, переговаривались на непонятном языке, а потом долго смотрели в его сторону — толи с опаской и недоверием, толи с надеждой. Отчего после пробуждения Митрофану ещё долго бывало не по себе. А затем его думы омрачались и того сильнее. Опять и опять вспоминались кровавые сцены, коим он был виновником, и Митрофана начинало разъедать раскаяние. Совесть настолько сильно мучила его днём, что чудаковые гости его ночных кошмаров казались спасением. Он много думал, расспрашивал путников и рыбаков и однажды, отказавшись от мирских утех и надев на себя металлический пояс, Митрофан ушёл навсегда в холодные северные земли, чтобы искать спасения души и тех странных людей, которых в народе называли лопарями.

Подлинных сведений о жизни Преподобного Трифона Печенгского не сохранилось, все свидетельства очевидцев его жизни и деяний были уничтожены ещё в XVI веке, вместе с обителью, которую он построил на Мурманской земле. Двумя веками позже, когда образ кровавого атамана Митрофана почти полностью стёрся из истории, было написано житие Святого Трифона, в котором почти не осталось правды о его буйной молодости и истинной причине его преображения.

Родился Митрофан — будущий Святой Трифон — в июне 1495 года, в Торжке, в семье священника, но по стопам своего родителя не пошёл. С детства имел он отменное здоровье, высокий рост и невероятную силу, поэтому в ранней юности попал в армию. Неизвестно, что именно не устроило Митрофана в военной службе, но если просчитать математически некоторые события его жизни, то получается, что уже к 17 годам, он прославился как атаман жестокой разбойничьей шайки, которая держала в страхе «все поселения вплоть до берегов Ботнического залива». Митрофан имел очень несдержанный характер и при любом случае хватался за оружие. Говорят, что в порыве гнева он убил даже собственную возлюбленную. В тот же год лютый атаман бросил свою разгульную жизнь и отправился на север, чтобы найти спасение или смерть.

После долгих странствий и многих лишений, судьба или промысел Божий привели Митрофана на берег реки Печенги, где он увидел, наконец, тех самых людей из своих снов. Народ лопарей был исторически кочевым: люди следовали за оленями, ухаживали за ними и ставили свои незатейливые жилища рядом с пастбищами. Поэтому не имели лопари ни государственности, ни армии, то есть никакой защиты от нескончаемых попыток разного рода чужеземцев их ограбить или убить. Поэтому к приходу на их земли незнакомца высоченного роста они отнеслись более чем настороженно. Лопарские колдуны всячески проклинали Митрофана, его не один раз подвергали жестокому избиению. Но он в ответ проявлял лишь глубокое смирение и продолжал говорить о мире, раскаянии, прощении и любви. Чтобы донести свои слова в полной мере, Митрофан пять лет учил лопарское наречие, а также защищал местных жителей от любых набегов. В результате пошёл слух, что у лопарей появился собственный богатырь, и покушаться на них перестали. А лопари, со своей стороны, прониклись любовью к странному смиренному великану и всё чаще слушали его проповеди.

Спустя 17 лет пребывания в Мурманских землях Митрофан опять собрался в дальнее странствие. Он дошёл до архиепископа новгородского Макария, чтобы покаяться в грехах своей молодости перед священником и испросить разрешение построить церковь для лопарей, в том месте, где Печенга впадает в Баренцево море. Архиепископ дозволил Митрофану начать строительство церкви на Мурманской земле, продолжать свои проповеди для лопарей и готовить их к крещению. Однако епитимья — вид церковного нравственно-исправительного наказания — в то время должна была составлять 20 лет. Поэтому Митрофану пообещали, что ровно через три года к нему явится знаменитый инок Илия и привезёт для церкви священные тексты и необходимую утварь. Спустя три года построенную церковь освятили в честь Святой Троицы, Митрофан был пострижен в иночество с именем Трифон, а затем были крещены все желающие лопари. Их оказалось немало, так велика была их любовь к защитнику и покровителю, который принёс на их землю мир и покой. В 1532 году здесь был основан Свято-Троицкий Печенгский монастырь, история которого тоже оказалась не простой.

На строительство новой обители требовались деньги, поэтому Трифон с несколькими братьями пустился в восьмилетние скитания, чтобы собирать милость и отправлять её на строительные нужды. В результате странствий монахи оказались в Москве у царя Ивана Грозного с челобитной. Трифон поведал царю о далёких землях, о лопарях, об оленьих стадах, о стаях рыб и необходимости распространять православную веру на север. Иван Грозный жаловал скромному священнику грамоту, наделяющую монастырь землями, золотом и разными привилегиями. В 1556 году Трифон вернулся в родную обитель с новым игуменом и лично принял участие в строительных работах, в том числе таскал тяжёлые брёвна на своих богатырских плечах за несколько верст. То было благодатное время для Трифонова монастыря. Шло строительство не только обители, но и нескольких других церквей на Кольском полуострове, а любовь местного населения к своему наставнику росла с каждым годом.

Кончина преподобного Трифона Печенгского. Литография, 1888.

Митрофан или Трифон прожил на Кольском полуострове 71 год. Его называли и апостолом лопарей, и Кольским крестителем. Именно здесь он нашёл согласие с самим собой и подарил мир целому народу. Скончался Преподобный Трифон в декабре 1583 года, в своей обители, а перед самой смертью оставил братии великое и грозное пророчество: «Будет на сию обитель тяжкое искушение, и многие примут мучение от острия меча. Но не ослабевайте, братия, упованием на Бога. Не оставит Он жезла грешных на жребии своём, ибо силён, и снова обновит Свою обитель». Пророчество сбылось спустя семь лет.

В канун Рождества 1590 года финско-шведский вооруженный отряд, под предводительством Пеки Везайсена, подступил к Свято-Троицкому Печенгскому монастырю. Стены монастыря показались захватчикам слишком толстыми и неприступными, поэтому для начала они решили разорить храм Успения Пресвятой Богородицы, под которым находились мощи Святого Трифона. При жизни Трифон сам любил этот храм за уединение и часто молился здесь в одиночестве. После его смерти здесь ежедневно проводились божественные литургии в честь наставника, поэтому первыми были замучены и убиты монахи, проводившие службу. Спустя несколько дней отряд решился на приступ монастыря. Охраны в монастыре не оказалось, а вся братия, послушная завещанию Трифона и своему игумену, проливать кровь на территории святой обители не решилась. Они встретили смерть в одном из храмов за молитвой. Смерть монахов была мучительной, всех их изрубили на куски и сожгли. Разграбив монастырь, шведско-финские бандиты предали его огню. Говорят, что от всех строений в результате уцелела только баня. Разорён и уничтожен вместе со всеми жителями был и соседний лопарский посёлок Викид. В общей сложности погибли 116 монахов и 37 лопарей, включая женщин и детей.

По прошествии несколько веков «братия Печенгского монастыря, убиенная вместе с игуменом Гурием», была прославлена в лике преподобномучеников. А среди лопарей осталась легенда, в которой некто лопарь Иван, крещёный самим Трифоном, выступил в роли Иуды. Именно он за 20 серебряных шведских монет проводил отряд захватчиков до стен монастыря. Когда пожар над разорённым Трифоновым монастырем потух, в воздухе показались 113 лебедей, которые устремились к золотому кругу в небе. Увидев такую картину, разбойники испугались гнева небес и пустились бежать в разные стороны, в том числе и Иуда-Иван. Больше о них никто ничего не слышал, поскольку они приняли смерть на болотах от голода и холода.

Трифонов Печенгский монастырь. Начало XX века

После трагических событий немногочисленная уцелевшая братия восстановила монастырь, но уже в другом месте, на реке Кола. Он просуществовал там вплоть до 1764 года, когда Екатерина II объявила в стране секуляризационную реформу. Свято-Троицкий Трифонов Печенгский монастырь был официально упразднён, а все его владения отошли государству. Только в 1886 году указом Святейшего Синода монастырь был возобновлён «в устье Печенги, на месте гибели печенгских мучеников». Он был восстановлен силами соловецкой братии и снова разорён в 1920 году. А затем находился в эпицентре советско-финляндской и Великой Отечественной войн. Большинство его построек было взорвано. Единственное сохранившееся здание — церковь Рождества Христова — было передано церкви в 1995 году. В 1997 году вышло постановление о восстановлении Трифонова монастыря, на историческом месте, около посёлка Луостари. Однако в 2007 году деревянный монастырь полностью выгорел вместе с церковью начала ХХ века.

Несмотря на столь трагическую историю, сегодня Печенгский монастырь восстановлен по чертежам конца XIX—начала ХХ века на том самом месте, где приняли мученическую смерть 113 его братьев и где по сей день находится могила Святого Трифона — крестителя лопарей. А древний народ лопарей, которых сегодня называют саамами, продолжает чтить своего любимого наставника. «Лопарь не может умереть, пока не поклонится могиле Трифона», — так говорят в народе.

Адрес

184410, Мурманская область, пос. Луостари, Трифонов Печенгский монастырь.

Как добраться

На общественном транспорте: от ж/д вокзала — автобус Мурманск—Никель, Мурманск—Заполярный, поворот на пос. Луостари, остановка «31-й километр», далее 1,5 км. пешком или на попутном транспорте в сторону пос. Луостари.

На автомобиле: трасса М-18 (Е105) Санкт-Петербург—госграница до 1531, далее поворот налево в пос. Луостари.