Кондуки или выходные на Марсе

Богородицк Достопримечательности, Экотуризм

Кондуки или выходные на Марсе

Утренний туман рассеялся, и над зелёной гладью озера выплыли выветренные песчаные холмы, которые окрасились красным в лучах проснувшегося солнца.

Марс всегда казался мне чем-то недостижимым.

Много лет назад волшебник Брэдреби поселил в моей голове древние полупрозрачные миры, что исчезли ещё до того, как Земля перестала быть газовым облаком. Они словно растворились в разряженном марсианском воздухе, превратились в горячую красную пыль, чтобы являться путешественникам зыбкими миражами. В пёстрых тетрадках-анкетках, что были главным интерактивным развлечением в школе, на вопрос о том, «куда бы ты хотела поехать», я неизменно отвечала: «На Марс!» На берег высохшего моря, где над седой пустыней поднимаются две белые луны.

Сейчас за восходом на Марсе можно следить онлайн глазом Curiosity. Большие серебристые ракеты уже готовы выстреливать на орбиту космических туристов, а в прессе всё чаще пишут о миссии, которая обязательно, с года на год, стартует к планете моей мечты. Однако колонизацию Марса всё откладывают, уже с 2020-х на 2030-е. Поэтому велика вероятность, что присоединиться к первой экспедиции у меня получится лишь в банке из-под супа Campbell, как завещал великий Рэй.

Марс казался мне чем-то недостижимым. До сегодняшнего дня.

Тонкая корочка под ногами крошится легко, словно глазурь на торте. Сандалии проваливаются в горячий песок, который тут же струится вовнутрь. Поверхность высохшего озера растрескалась и ощетинилась. По застывшей песочной зыби гуляет горячий ветер, выдувая причудливые формы. Если лечь на живот и прищурить глаза, то среди ломаных линий дна, можно разглядеть те хрупкие неземные города, что рисовало в детстве воображение.

По мне стекает знойный летний полдень. Дышать действительно тяжело. Местный воздух впитал в себя пыль вперемешку с историей. И кажется, будто слышно, как полвека назад здесь скрипели тяжёлые металлические механизмы, поднимавшие из недр полные ковши. Как затем природа размывала, выветривала и обжигала толщу отработанных пород. Теперь у подножия застывших горбатых терриконов стою я и пытаюсь понять, когда успела покинуть Землю.

Из сада он видел марсианские горы. Думал о гордых древних именах, которые носили вершины. Несмотря на эти имена, люди, спустившиеся с неба, сочли марсианские реки, горы и моря безыменными. Когда-то марсиане строили города и называли их; покоряли вершины и называли их; пересекали моря и называли их. Горы выветрились, моря высохли, города стояли в развалинах. И люди с каким-то чувством скрытой вины давали древним городам и долинам новые имена. Ну что ж, человек живёт символами. Имена были даны.

Рэй Брэдбери, «Они были смуглые и золотоглазые»

Марсианские пейзажи Тульской области

Из всех названий, которые имеет эта местность, больше других мне симпатично Кондуки. Просто потому, что оно самое старое и его происхождение осталось для меня неразгаданным. Если и вас однажды потянет увидеть неземные пейзажи, знайте, что Кондуки, Романцевские горы, Суворовский карьер и Ушаковские озёра, это одно и то же.

Четыре десятка лет назад карьеры, где добывали бурый уголь, были полностью заброшены. Но мир вокруг не замер, а начал трансформацию. Остаточные породы струились с вершин, извивались на спусках и твердели, словно останки древних ящеров. Природа правила ландшафт, будто развлекалась. Обтёсывала, разламывала, лепила и прорисовывала. Пробивала отверстия на жёстком панцире склонов, чтобы посадить туда одинокие деревья и наполняла высохшие бассейны разноцветной водой. Ослепительно голубой и бирюзовой, хрустально-прозрачной и мутно-молочной. Если вознестись над Кондуками, можно понять, насколько эта местность не вписывается в типичную природу Тульского края. Среди равнин среднерусской возвышенности стоят «древние» волнообразные горы, в окружении озёр и каналов с прохладной водой удивительных зеленоватых оттенков. Воображению остаётся дорисовать хрустальные колонны марсианских зданий и лёгкие лодки на глади водоёмов. Оказывается, невесомые фантасмагоричные миры Рэя Брэдбери можно найти недалеко от Богородицка. Для меня, поездка в Кондуки, это не попытка изменить мечте детства, а реальная возможность увидеть нереальное.

Поднимаюсь по желтовато-бурому террикону, медленно, словно заворожённая. Это самый высокий из здешних пиков, что-то около 250 метров вверх, но помнить цифры в такой момент совершенно не хочется. Зато ужасно хочется закрыть глаза и почувствовать незнакомый горячий ветер на коже. Но приходится смотреть под ноги, поскольку разломы в толще песка и сама поверхность Романцевских гор обманчиво твёрдые и могут осыпаться в любой момент, несмотря на то, что я далеко не тяжёлый человек.

Песок шуршит, скатываются мелкие камешки и вот я — на вершине. По лицу растекается глупая счастливая улыбка. Эмоций столько, что перехватывает дыхание и кажется, что дышишь тем самым разряженным воздухом. Полуденное солнце ударяет в голову, глаза больно режут миллионы искр-зайчиков, прыгающих по голубой поверхности озера. Надеваю солнцезащитные очки, которые усиливают природные краски. Песок приобретает искомый красноватый оттенок, деревья в расселинах преображаются в зелёные ручейки, небольшие Голубые озёра Суворовского карьера становятся похожи на выход пород из топазов и аквамаринов.

Внизу у озера с пафосным названием Пафос суетятся человеки: разворачивают пикниковые наборы, ловят голыми телами ультрафиолет и витамин Д. Встреча с ними совершенно не входит в мои планы, не от нелюбви, а от желания не потерять неземные ощущения. Поэтому отправляюсь в большую прогулку с террикона на террикон в надежде найти уединённое место для палатки, чтобы через несколько часов оказаться «на ночной стороне Марса» и почувствовать упоительное вселенское одиночество «в тени между голубыми холмами».

Звезды и лучезарные марсианские луны струили на них мягкий вечерний свет. Позади мраморного амфитеатра, скрытые мраком и далью, раскинулись городки и виллы, серебром отливали недвижные пруды, от горизонта до горизонта блестели каналы. По зелёной влаге каналов скользили лодки, изящные, как бронзовые цветки. Летний вечер на Марсе, планете безмятежности и умеренности.

Рэй Брэдбери, «Летняя ночь»

Как добраться в Кондуки

Я обязательно вернусь в Кондуки осенью, когда неестественно зелёные «марсианские» берёзки сольются в цвете с поверхностью терриконов, когда каждый разлом заострится от серых теней, когда озёрная бирюза станет ещё более пронзительной, а воздух прозрачным. Добираться до Романцевских гор совсем не сложно. Они расположены в паре километров от деревни Кондуки, куда ходит маршрутное такси из Богородицка Тульской области. Если ехать через Богородицк на машине, то держаться нужно трассы М-4. Если ехать через соседнюю Рязанскую область и город Михайлов, то по трассе Е-119. Из Кондуков к Ушаковскому разрезу с карьерами идёт асфальтированная дорога, переходящая в хорошую грунтовку. Она упирается прямо в терриконы.

Тульская область, Узловский район, деревня Кондуки