Воронежская народная сказка «Замок принцессы Евгении»

Воронежская область Достопримечательности

Воронежская народная сказка «Замок принцессы Евгении»

Большинство самых добрых на свете сказок заканчивается на самом интересном месте, принц и принцесса играют пышную свадьбу, а затем живут долгую и счастливую жизнь, но уже без подробностей для читателей. Наша сказка иная, она начинается свадьбой.

Во времена не столь стародавние поженились правнучка жены Наполеона прекрасной Жозефины и правнук Павла I. Причём настолько были тесными и многочисленными семейные узы между родом Романовых и Ольденбургских, что к моменту нового союза, правнучка Жозефины уже была русской, а правнук Павла опять стал немцем. В день, когда поженились Евгения Максимилиановна и Александр Петрович, подарил им добрый дядюшка, император всея Руси, Александр II, земли под названием Рамонь, что находятся в нескольких верстах от Воронежа.

Дворец Ольденбургских, 1883—1887 годы

Водонапорная башня и конюшня. Начало XX века

Замок с юго-восточной стороны, парковая зелень. Начало XX века

Спустя пять лет после свадьбы знатная чета прибыла в новые угодья, и в тот момент воронежская земля получила модную столичную прививку в виде экстравагантного замка, который до сих пор является единственным дворцовым комплексом во всём русском Черноземье. Оба супруга имели весьма необычные привычки и очень деятельную натуру. Особенно принцесса Евгения, которая носила мужские костюмы, водила машину, обожала охоту и держала небольшой зверинец с необычными животными. Поэтому именно её жизнь стала стремительно обрастать легендами и небылицами. Так же стремительно, как строился новый замок в готическом стиле где-то посередке между тихими русскими деревеньками.

Говорили, что в замке по ночам раздаются необычные звуки, что обычные животные, типа дворовых кошек, там не приживаются. Говорили, что в запутанных подвалах замка принцесса мучила своих крестьян и отдавала их на растерзание своим диковинным питомцам, а их неупокоенные души оставались навеки бродить по тёмным лабиринтам. Говорили, что существует тайный подземный переход из подвалов замка в хранилище драгоценностей принцессы. Говорили, что один злой колдун наслал на замок проклятие, пообещав превратить его в руины и пепел, а другой колдун влюбился в прекрасную Евгению и наслал на неё ужасную болезнь, от которой она излечивалась только в его присутствии. Говорят, что по сей день дух принцессы блуждает по комнатам замка и вздыхает о его великолепии, ведь его богатые изысканные интерьеры были полностью разграблены в 1917 году. Муж её Александр слыл в народе чернокнижником и имел на болоте логово с алтарём для проведения оккультных ритуалов. Тайную тропу к своему логову знал только он, а всякий, кто за ним следовал, погибал в болотах. Говорили, что он нашёл того самого колдуна, что влюбился в его жену, и убил его в тёмном лесу и что сам влюбился в красотку из местных девиц, за что Евгения наслала на него демонов. В общем, всё время пребывания в замке высокородная чета была окружена тайнами и мистикой из-за своих экстравагантных для российской глубинки привычек. Говорят, однако, что супруги безумно любили  и прекрасно дополняли друг друга.

Дом их — замок Ольденбургских в Рамони, построенный в староанглийском стиле, также вызывал массу негатива и неприятия среди местного населения, однако никаких тайн за этим не стояло. Просто построен он был по последним архитектурным тенденциям с использованием самых современных инженерных технологий. Даже сейчас, попадая на территорию усадьбы, легко понять, что по тем временам здание было, как говорится, очень дорогим и высокотехнологичным.

В глубине усадьбы за кованными подъездными воротами с тончайшим необычным узором, прячется миниатюрное здание из красного кирпича, которое сложно назвать замком из-за его необычно маленьких габаритов, но нельзя не назвать замком из-за архитектурного стиля, в котором оно исполнено. Хотя имя архитектора затерялось в истории, говорят, что проект делал сам Николай Бенуа. Дворец сложен из красных кирпичей ручной работы, для изготовления которых здесь же в области был специально построен небольшой кирпичный заводик. На одной из башен тикали дорогие швейцарские часы фирмы «Винтер», которые не уцелели в постреволюционных грабежах. А в другой башне была создана специальная акустическая система, поэтому, находясь под крышей башни, можно слышать шёпот из подвала. Во дворце реализована потрясающая по сложности отопительная система, большая печь в подвале обогревает весь замок, стены в нём полые и позволяют теплу подниматься и распределяться по всему зданию. Где-то рядом с кабинетом хозяйки была комната со слуховым окном, через которое Евгения могла слышать, о чём говорят в каждой из комнат. А ещё она самолично рассчитала высоту дубовых ступеней на парадной лестнице, с тем, чтобы дамам было удобно ходить в платьях. Кстати, рисунки на деревянном потолке библиотеки принцесса тоже выполнила самостоятельно, с помощью выжигательного аппарата. Об изысканных интерьерах замка сейчас можно судить лишь по фотографиям, поскольку настолько дорогое убранство не берётся восстанавливать ни один инвестор.

Рамонский сахарный завод. Начало XX в.

Свитские номера. Вид со стороны дворца. Начало XX в.

После пожара на складе Рамонской кондитерской фабрики. 1905 г.

Каретная и конюшня. 1910 г.

Если вернуться к реальной истории, поражает не столько здание или экстравагантный образ жизни его царственных обитателей, столько их жизнерадостность и кипучая деятельность, которая принесла немало пользы местному сообществу. Всего за двадцать лет проживания в воронежской области (1887—1908) чета Ольденбургских открыла здесь конезавод, отреставрировала сахарный завод и наладила производство сладостей, известных даже во Франции, обертки для которых придумывала сама принцесса. Ольденбургские открыли ковровые мастерские, начальную и рисовальную школы, лечебницу, бесплатную столовую для рабочих, общежитие для прибывших инженеров. В соседние сёла было проведено электричество и водопровод, построена водокачка. А ещё они были крёстными родителями каждого второго ребенка в окрестных деревнях и всегда очень щедро одаривали крестников на именины.

Говорят, что Евгения однажды просто исчезла из дворца, когда её муж убил злого колдуна. А её муж Александр уехал из этих мест, ведь всё здесь было связано с его принцессой. На самом деле, чета в 1908 году перебралась в Санкт-Петербург, а с приходом новой власти эмигрировала в Финляндию, где жила долго и счастливо.