Дома знаменитостей Липецкой области. Часть вторая, юго-западная

Липецкая область Достопримечательности

Дома знаменитостей Липецкой области. Часть вторая, юго-западная

Место, где родился Прутков—Монастырь, где жил Горький—Дом, где родился Задонский—Дом, где жил Мандельштам—Город, где бывал Платонов.

Выходные приближаются стремительно, и это значит, что я смогу продолжить свой культурный пробег по Липецкой области. С прошлой поездки у меня осталось чёткое понимание того, что «объять необъятное» возможно, однако удовольствие от однодневной поездки сразу в несколько мест может быть подпорчено усталостью. Поэтому в уже сформированную программу второй поездки я наметила всего два населённых пункта: Долгоруково и Задонск, потому что концентрация знаменитостей на километр липецкой земли здесь гораздо выше. Итак, уже завтра меня ждут в гости Прутков, Горький, Задонский, Мандельштам, Платонов.

Самой дальней точкой на моём маршруте станет посёлок Долгоруково. Начну уже традиционно с небольшого описания дороги. Из Липецка в Долгоруково на машине можно попасть двумя путями: через Елец и через Задонск. Поскольку второй вариант немного короче, вполне разумно выбрать его. Навигатор уверенно показывает расстояние в 114 километров и время в пути около двух часов без пробок. Ещё полчаса накидываю сверху, не потому что боюсь пробок в Липецкой области, а потому что не уверена в качестве дорог, ведь большая часть пути пройдёт по сельской местности.

Стартую в начале девятого. Липецк покидаю по Воронежскому шоссе, которое плавно переходит в трассу А133. По ней двигаюсь до появления по левую руку села Стебаева. Ровно посередине этого села поворачиваю вправо, чтобы проследовать до Задонска через несколько деревень. Задонск находится примерно на полдороги. В сам город въезжать не буду, чтобы не терять время. Тем более, что сюда я сегодня ещё вернусь. Перед рекой ухожу налево, в сторону трассы «Дон». Пересекаю сначала трассу, а потом и сам Дон в районе села Замятино. За окном потянулись Балахна, Калабино и т.д., вплоть до села Екатериновка, которое граничит с Долгоруково. В итоге у меня получилось 2 часа 10 минут. На часах половина одиннадцатого утра, но я знаю, что заветный музей должен быть открыт с 8:00. Выезжаю из Екатериновки, вдоль железнодорожных путей до местной автостанции, затем два дома направо и один налево.

Место, где родился Прутков (Долгоруково)

Вот и он — самый авангардный музей Липецкой области под названием «Край Долгоруковский». Кустарная аллегория всех разорённых русских усадеб, неспешный быт которых оказался не готов к новому времени и растворился в нём, кирпичик за кирпичиком, которые раскрепощенные крестьяне растащили по окрестностям. Глядя на фасад музея, складывается впечатление, что именно по кирпичику он и был собран обратно. Вот только кирпичики эти оказались от разных головоломок и сложены были в угоду причудам незаурядного ума. 

Главное разочарование дня — музей закрыт. Настоящий эпик фэйл для бывалого туриста. Дорогу посмотрела, информации начиталась, а то, что открывают музей только для заранее согласованных экскурсионных групп — не увидела. Однако передо мной необычное здание и причудливый сад, а я вооружена камерой и историями, поэтому прогуляюсь вокруг и не буду расстраиваться. 

Итак, жил да был простой деревенский парень Иван Христенко, который уехал из родной Липецкой области учиться в МГУ на юридическом факультете. Вернулся на родину по распределению и сразу прославился профессионализмом и умением находить решения для самых запутанных обстоятельств. Однажды из столицы пришло распоряжение пренепременно создать в этой местности краеведческий музей. Раз поручение было архисложным для властей — то его перепоручили Ивану Христенко. Он взялся за новое дело с огромным энтузиазмом и оставил юридическую практику. Даже когда местные власти забросили музейный проект, он продолжал упорно создавать своё собственное, причудливое видение истории России и родного края. Говорят, что в одной из комнат, внутри музея, висят друг напротив друга иконы и портреты вождей коммунизма.

В окна заглядывать не буду, но с удовольствием рассмотрю большие и малые скульптуры в саду, где они живописно перемежаются с клумбами, досками, арматурой и битым кирпичом. Дело в том, что когда-то на территории Долгоруковского района жили выдающиеся представители русской культуры и светского общества. Поэтому из-под ели слева на меня смотрят бетонные князь Долгоруков и графиня Разумовская-Перовская-Жемчужникова. За поворотом неожиданно наталкиваюсь на бюст Владимира Ильича. Но главный, горячо любимый персонаж хозяина музея, это Козьма Прутков. Тот самый великий русский насмешник и автор многочисленных крылатых выражений, который имел детальную биографию, портретное изображение, но не имел физической оболочки. Под маской Пруткова отсроумничали трое братьев Жемчужниковых и их кузен Алексей Толстой. Поэтому центральное место в сюрреалистическом музейном саду занимает башня, где сидит Козьма Прутков и печально смотрит вдаль. В этой скульптуре, как и в любой что делали для музея, заложен тайный смысл. Прутков печально смотрит в поле. Туда, где близ села Вязовое, в деревне Павловка, находилось родовое имение братьев Жемчужниковых. В этом имении проводил лето Толстой, в этом имении появился на свет Прутков, это имение разобрали на кирпичи революционные крестьянские руки. Поэтому сегодня именно музей «Край Долгоруковский» можно назвать домом Козьмы Пруткова. Воистину история полна иронии, а «глядя на мир, нельзя не удивляться»! И этот час у закрытого музея я провела не зря.

Музей-усадьба «Край Долгоруковский» находится по адресу: ул. Лихачёва, 24.

Точные координаты: 52°19'26.8"N 38°21'35.3"E. В пяти минутах ходьбы от автостанции Долгоруково. Ежедневно с 8:00 до 17:00, кроме понедельника.

Внимание: только экскурсионное обслуживание по предварительной договоренности!

Возвращаюсь в Задонск тем же путём, что и приехала. В тихом городке на берегу легендарной реки меня интересуют сразу четыре персонажа, история жизни которых была, надолго или на миг, переплетена с этими улицами, домами, церквями. Теперь сам город должен рассказать мне истории о Горьком, Мандельштаме, Задонском и Платонове.

Монастырь, где жил Горький (Задонск)

Вид на Задонский Рождество-Богородицкий монастырь с юго-востока

Церковь Рождества Богородицы (1862)

Задонский Рождество-Богородицкий монастырь

Келейный корпус (XIX в.) у западных ворот

Архиерейский корпус (2004)

Западные ворота

Вознесенская церковь в трапезном корпусе (1817, 1862)

Росписи нижнего яруса колокольни

Въезжаю в Задонск по улице Крупской, и после кругового движения вокруг местного торгового центра с фонтаном упираюсь в улицу Коммуны. Передо мной главный красавец здешних мест — Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь, который был заложен старцами-монахами Кириллом и Герасимом в 1610 году. Самые первые деревянные постройки давно сгорели или обветшали с течением времени. Тот великолепный архитектурный ансамбль, который виден сегодня почти с любой точки города, появился лишь во второй половине XIX века, благодаря известным петербургским и воронежским архитекторам. Площадь монастыря достаточно большая, чтобы разместить четыре церкви, Собор Владимирской иконы Богоматери, церковь с колокольней, надвратную часовню и часовню-купальню, а также трапезный корпус. Хотя до революции здесь находились также гостиница для паломников, больница с аптекой, приходская школа, два кирпичных завода и один свечной.

Особенно сильное впечатление производит Собор — сине-бело-голубые стрелы арок, уходящие в небо, и пять золотых луковок. Я не уверена, что этот Собор выглядел также в конце XIX века, но думаю, что на Максима Горького он произвёл не меньшее впечатление. Горький вошёл в Задонск летом 1891 года, в поисках ответов на вопросы о незримых силах, существующих в этом мире и неподвластных людям. Будущий основоположник советского соцреализма прожил в Богородицком монастыре некоторое время, помогая монахам в ежедневных заботах и развлекая их светскими историями. Но главным событием того периода жизни писателя стала его встреча со знаменитым затворником Георгием Задонским, который жил в склепе под храмом. Они беседовали не единожды и всякий раз Горький возвращался от старца в задумчивости. Спустя пять лет на свет появится рассказ «У схимника».

«Он был там, в земле, под храмом, в котором каждый день многие души, молясь, изнывали под тяжестью грехов своих, и мне казалось, что вся масса их страданий и скорбей падает сквозь отверстия в полу храма в сырой склеп подвижника, падает и давит собою дряблое тело его. И он молится денно и нощно за этих людей, собирающихся в храме над ним, молится за них к Богу, Господину своему, в силу и благость которого — он непоколебимо верует, — молится из-под земли и уверен, что молитва его дойдёт до небес». По мнению биографов Максима Горького, писатель не только не нашёл утешения и ответов на свои вопросы после встреч со святым старцем, но стал ярым атеистом и членом Союза воинствующих безбожников.

Дом, где родился Задонский (Задонск)

Я же покидаю территорию монастыря после неспешного получасового брожения и в умиротворенном состоянии, именно так на меня всегда действует запах ладана. До следующего объекта совсем недалеко, только улицу перейти. Задонский монастырь находится по адресу: ул. Коммуны, 16, а небольшой домик, к которому я сейчас двигаюсь, расположен на улице Коммуны, 23.

Одноэтажное кирпичное здание, выкрашенное в белый цвет. Пять окошек невысоко над землёй, входная дермантиновая дверь, кованый козырёк над крыльцом и красивые старинные деревянные въездные ворота во двор. По сегодняшним меркам даже представить себе сложно, что в таком доме на рубеже XIX-ХХ веков мог жить городской глава и купец первой гильдии. Однако это правда.

Летом 1900 года у уважаемого купца и горожанина, главы Задонска Алексея Николаевича Коптева родился сын, которого назвали в честь деда Николаем. Николай прожил в этом доме недолго, до гимназических лет. Дело отца продолжать не хотел, поэтому сбежал в 16 лет из дома, чтобы поступить на работу в типографию. Его страстью стала журналистика. За шесть первых лет он написал около двух тысяч материалов для местных изданий. Затем стали появляться стихи и пьесы. Но полагаю, что его истинное призвание открылось, когда переплелись его любовь к истории и детальным подробностям сюжетов. Начиная с 30-х годов, одна за одной из-под не устающего пера, выходили потрясающие исторические хроники — «Мазепа», «Денис Давыдов», «Жизнь Муравьева», «Внук декабриста», «Донская либерия», «Тайны времен минувших». Но разве кто-то знает писателя Коптева, родом из Задонска? — и сама себе отрицательно качаю головой. Он взял себе псевдоним по названию города своего детства. Вот и табличка на доме передо мной гласит: «Здесь родился и провёл детские годы писатель Николай Алексеевич Задонский». И очень хочется добавить — лучший в своём деле: поэт, драматург, историк, журналист.

Дом, где жил Мандельштам (Задонск)

Следующей точкой на моей личной литературной карте Задонска стал дом, в котором летом 1936 года жил в ссылке опальный поэт Осип Мандельштам с женой. От дома Николая Задонского это совсем недалеко, поэтому машина пусть отдохнёт на стоянке, а я отдохну на прогулке. Возвращаюсь к монастырю и поворачиваю налево, на длинную улицу Карла Маркса, которая раньше называлась Дворянской и запомнилась Мандельштаму, как «отличная монастырская дорога, усаженная деревьями, кажется тополями».

Город по-прежнему полон зелени. На улице имени Маркса пешеходная зона отгорожена от проезжей части деревьями и кустарниками. Справа меня провожают взглядами уютные деревенские домики.

«Его холмы к далёкой цели 
Стогами лёгкими летели, 
Его дорог степной бульвар 
Как ряд шатров в тенистый жар, 
И на пожар рванулась ива, 
А тополь встал самолюбиво»
.

Вот и он, тот тополь, который многочисленные исследователи творчества поэта называют «тополем Мандельштама». Крона дерева давно спилена из-за ветхости, поэтому тополь напоминает скорее руку, торчащую из земли. Своеобразный исторический памятник. Говорят, что при жизни поэта здесь росла ещё и ива, которую срубили пару-тройку лет назад. За тополем стоит железный заборчик с табличками: дом № 10 и «Продаётся». Я знала, что здесь нет мемориального музея, но это слово было печально увидеть. 

Забор заканчивается милым приземистым домиком с четырёхскатной крышей, который похож скорее на украинскую мазанку, чем на русскую деревенскую избу. Осип и Надежда Мандельштам провели здесь чуть более двух месяцев, чтобы хоть немного поправить здоровье поэта. Оно резко ухудшилось после ссылок в Чердынь и Воронеж, куда Осип Эмильевич попал за неосторожное стихотворение о Сталине, в самый разгар репрессий. Надежда Яковлевна сопровождала мужа во всех ссылках, куда можно было ехать с женой. Она переписывала и редактировала его стихи, а также ходила по чиновничьим кабинетам в надежде получить помилование. С самой первой встречи и до конца жизни они нежно любили друг друга и даже в разлуке чувствовали, что душами всё-таки вместе. Как ива и тополь под окнами задонского домика. Вот только в их истории первым не стало тополя.

Помолчу.

Город, где бывал Платонов (Задонск)

Дом Задонского земства

Собор Троицы Живоначальной

Памятник пенициллину

«Задонск — древнерусский монастырский центр, город божьих старушек и церковных золотых дел мастеров. Монастырь был кормильцем обитателей этого города (200 тысяч в год странников, богомольцев, богомолок и прочих пешеходов), а теперь, когда монастырь имеет значение пожарной каланчи и радиоприемника, жителям питаться нечем. Раньше по грунтовым дорогам в город несли холстину, а теперь по эфиру туда несется радиомузыка.

Вместо имущества — красота!»

А таким город помнит мой любимый Андрей Платонов. На некоторых сайтах я находила информацию о том, что Платонов родился в Задонске. Однако это недостоверная информация, потому что писатель родился в пригороде Воронежа —– Ямской слободе. В Воронеже, кстати, установлен единственный в России памятник Платонову, рядом с госуниверситетом. А вот родители Андрея Платоновича, действительно, были родом из Задонска, но переехали жить под Воронеж по служебной необходимости. В Задонске оставался жить дед по материнской линии Василий Лобочихин, золотых и часовых дел мастер, у которого писатель часто гостил в детстве. Его дед работал на монастырскую ризницу, слыл образованным человеком и рассказывал внуку множество историй, связанных с родным городом. Например о том, как монастырь посещал Достоевский, какая улица в городе куда ведёт и по какой тропинке проще всего подойти к Дону.

Я честно потратила вечер за компьютером в поисках какого-нибудь намёка на то, где мог стоять дом Лобочихина, с которым можно было бы связать часть жизни Андрея Платонова. К сожалению, безуспешно. Единственным адресным упоминанием является Дом Задонского земства, где в 1921 году Платонов читал свои стихи для молодёжи. Туда и отправлюсь, тем более, что это всего в паре-тройке кварталов. Удивительно, насколько близко всё расположено в маленьких городках. Возможно поэтому они и кажутся такими уютными.

Дом Задонского земства расположен на ул. Крупской, 31. Спускаюсь вдоль улицы на один квартал. Напротив дома 24 меня обволакивает невыносимо аппетитный аромат свежего хлеба. Здесь находится лучший в городе хлебзавод с магазинчиком на входе. Конечно, на часах почти 16:00, а я ещё не обедала. Сразу за хлебзаводом высится Собор Троицы Живоначальной из красного кирпича с зелёными куполами. А на углу мне уже нужно повернуть на улицу Максима Горького. Миную странную сине-красную скульптуру под названием Памятник пенициллину. И подхожу к Задонскому социально-реабилитационному центру для несовершеннолетних «Надежда», который сегодня размещается в доме Задонского земства.

Одноэтажное здание, состоящее из двух корпусов, свежеотреставрированное, поэтому смотрится очень привлекательно, особенно на фоне остальных домов на этой улице. Я не буду браться судить об архитектурном стиле, назову его классическим купеческим и довольно элегантным. До революции вместо таблички «Центр Надежда» висела табличка «Дом Задонского земства, заложенный в 1872 году, окончен постройкою в 1873 году. Строителем был член Задонской уездной земской управы городской голова города Задонска Василий Данилович Лисицин». Увековечить его решили именно из-за того, что всем членам Земства это здание очень нравилось. Оно служило Домом культуры и библиотечным хранилищем, а во времена Платонова здесь был революционный клуб-театр, где будущий великий советский антиутопист читал свои первые стихи.

Позже он напишет: «Скитаясь по захолустьям, я увидел такие грустные вещи, что не верил, что где-то существует роскошная Москва, искусство и проза. Но мне кажется — настоящее искусство, настоящая мысль только и могут рождаться в таком захолустье».

А я попробую, перед отъездом, найти в «захолустье» приличный ресторан.

Итак, где поесть в Задонске. Три самых интересных места расположены совсем недалеко друг от друга, все отзывы о них примерно одинаковые.

Ресторан Castle Rose, ул. Советская, 24б. Чуть дороже остальных, в интересном здании, хорошо компанией посидеть.

Паб с пивоварней Braubauer, ул. Коммуны, 4 . Собственное пиво и пивное меню, устоять не смогу, а мне за руль!

Кафе Дорожное, ул. Коммуны, 15 — мой выбор на сегодня. Отличная бюджетная столовая для проезжающих туристов с видом на полюбившийся собор.

Покидаю Задонск абсолютно счастливым человеком. Впереди воскресенье на отдых, рабочая неделя и ещё одно путешествие по Липецкой области.